July 11th, 2012

Читать с ТРЕТЬЕГО абзаца!!!

1) Огромные деньги несут взятые в обмен на заложенную дьяволу душу почти бескрайние возможности телу.  А ведь тело и труп во многих языках синонимы. Огромные деньги, сосредоточенные в одних руках, это мошеннически вырванный из слабых детских рук последний кусок хлеба, это отнятое у корчащегося от боли человека лекарство, способное боль эту остановить.

2) Сегодня Толстой и Достоевский уступают дорогу сладострастно популяризирующей презираемую во все времена профессию проститутки проститутке Кэт, блогам охотниц на олигархов - тем же, по сути своей, проституткам. Мы исходим слюнями при одном лишь упоминании гламурных Рублёвки, Барвихи, Жуковки.

3) Мы завидуем. Завидуем по-чёрному, безобразно. Нас радует смерть наших кумиров, в ожидании которой мы часами готовы таращиться в унылый ящик. Нас радует льющаяся на экране кровь. Нас радуют чужие страдания. Мы сладко замираем, получив известие об очередной катастрофе.

4) Видя, как толстосум  сорит сворованными у нас же деньгами, мы меньше всего испытываем желание заставить эти деньги работать на силы добра. Мы, гневно осуждая негодяя-вора, более всего на свете желаем... оказаться на его месте. И сорить, сорить, сорить деньгами под злобно-завистливые взгляды однополчан и маняще-одобрительные жесты готовых отдаться тут же  разнополчан.

5) Мы предали прежних кумиров. Культ ВОИНА, СОЗИДАТЕЛЯ, устремлённого в будущее УЧЁНОГО мы принесли в жертву золотому тельцу. Как и импортированный в своё время Колумбом сифилис, заразу сию мы получили из-за морей-океанов. Мы серьёзно больны. 

6) Больны страшно, необратимо.  Мы смердим. Смердим по обе стороны океана. И сладковатый запах этого тления, именуемый по восточную сторону гринвичского меридиана глянцем, а по западную гламуром, это единственный результат нашей жизнедеятельности.

7) У нас нет цели. Мы потеряли все ориентиры. Управляемый всем оСТОчертевшими капитанами корабль несёт на рифы. И оТРИСТАчертело всё настолько, что пассажиры и часть команды нашего корабля скорее желают встречи с этими очистительными рифами, чем продолжения плавания на полусгнившем вонючем корабле.