September 27th, 2010

Ненаписанные рассказы

Вот уже полтора года, как не стало моего отца. Он ушёл, чуть-чуть не дотянув до восьмидесяти, что для лётчика-россиянина очень неплохо, поскольку ни полёты, ни проживание в нашей стране долголетию не способствуют.

Вся его лётная карьера прошла в Кубинке, причём попал он туда сразу после окончания Качинского лётного училища в пятьдесят третьем году. Большинству лётчиков полка довелось поучаствовать в войне, и это делило однополчан посильнее разницы в возрасте. Участвовал или не участвовал. Воевал или не воевал.

Но при определённых обстоятельствах граница эта исчезала, и захмелевшие фронтовики рассказывали едва оперившемуся молодняку, как всё было на самом деле. Одна из историй, пересказанных отцом, запомнилась сильнее других. Приведу её здесь от первого лица.

...Командир полка обвёл строгим взглядом сталинских соколов и изрёк: -Требуется доброволец!..
и смотрит на меня.
Я - два шага вперёд - есть, мол, такой!

А предшествовала этому информация о потерях, понесённых соседями-бомбёрами при попытках уничтожить стратегически важный мост. Мост не разбомбили, а вот самолётов уйму там потеряли. Вот и приняли наверху решение подвесить бомбу на истребитель и точечно бабахнуть.

От предложенного командиром варианта лететь парой или даже звеном отказался - только в одиночку! И правильно, как позже выяснилось, сделал.

...Подкрасться скрытно удалось, повезло. Правда, чуть ли не по оврагам пришлось продираться. Выскочил, "метнул" бомбу, попал! Река промелькнула и осталась позади, а внизу всё буквально закипело! Как-то сразу сообразил, что живым они отсюда меня не выпустят - сожрут!

Три-четыре минуты полёта на предельно малой высоте, на максимальной скорости, не меняя курса. Вглубь!

Умостился на какой-то полянке, сжёг самолёт. Взрыв топливных баков и поднявшиеся над леском клубы чёрного дыма дали слабую надежду, что немцы посчитают себя отомщенными и отстанут. Так оно и получилось.

К своим вернулся пешком, сразу был представлен к Герою. Про "самопал", конечно, умолчал.


А ещё одну историю поведал мне коллега, у которого отец сам воевал. Не в авиации, правда, а в пехоте.

Выходили они целым батальоном из окружения по лесной дороге. Вдали что-то застрекотало - они врассыпную. Залегли.

Появляется мотоцикл с тремя седоками и пулемётом на коляске. Не сговариваясь, бабахнули по ним всем батальоном.

То ли от страха, то ли от ненависти. А скорее всего - и от того, и от другого.
Так вот отца моего коллеги потрясло тогда то, что ни от мотоцикла, ни от мотоциклистов не осталось НИЧЕГО.

Вот такая вот связь времён. И истории эти исчезают вместе с уходом их участников и свидетелей...