October 1st, 2009

Гиперболоид

Конец прошлого века.  В Гонконге появляются в продаже первые лазерные указки.  У нас  это творение технического гения ещё никто видом не видовал и слухом не слыхивал.

Вместе с приятелем покупаем по оному изделию и первые два часа просто не можем наиграться - жизнь вновь обрела хоть какой-то смысл!

Товарищ сразу присваивает безликой гильзе серебристого цвета имя собственное  - "Лазерная Установка",  и втечение всей командировки не выпускает её из рук.

Прилетев домой и едва успев переодеться,договаривается со своей дочкой о предстоящем светопредставлении. Терпеливо дожидается возвращения супруги. Как только та появляется в дверном проёме, товарищ наводит лазерный луч на ногу дочке. Страдальчески сморщив личико, девочка взвизгивает, словно ужаленная шмелем, и в слезах убегает на кухню.  Жена только было открывает рот, дабы обрушить  на нерадивого супруга все проклятия мира, но...   в этот самый момент страшный луч направляется в её сторону! 

Бедная женщина, прикусив язык, отпрыгивает в сторону, но неумолимый луч смерти быстрее её!  Бешеный танец продолжается несколько минут.  Едва не загнав супругу на шифоньер, товарищ признаётся, что луч совершенно безвреден, а весь спектакль заранее отрепетирован с дочкой.
Бедная женщина целый месяц потом не разговаривала ни с приятелем, ни с дочкой.
 

Подводный сухогруз

Зимой в Сиэтле мы сидели с понедельника по пятницу, потом выполняли смычок SEA-SFO-SEA, торчали в гостинице ещё пару дней и лишь после этого возвращались в Москву. Командировка занимала девять дней, но я старался не отрываться от московского времени. Всю ночь в номере зажигал в интернете, с рассветом уходил на четырёхчасовую прогулку, а к завтраку возвращался в гостиницу, уже позёвывая.

Основным маршрутом была прогулка вниз, мимо знаменитого рыбного рынка, затем вдоль залива, оставляя его слева. По пути там встречается элеватор, загружающий зерном огромные океанские суда. Мощные шланги-рукава закачивают зерно через специальные фланцы, установленные на палубе сухогруза. Процесс занимает несколько дней, причем под загрузку судно становится исполински возвышаясь над водной гладью, а к концу погрузки, отяжелев, больше напоминает всплывшую подводную лодку.

Итак, возвратившись с прогулки, встречаю на завтраке в гостиничном ресторане своих коллег. Подсев за их столик, начинаю рассказывать про сухогруз. Немного доработав реальную картину, представил им всё следующим образом:  -Мол, руководит процессом зернопогрузки сухопарый негр с огромной чёрной сигарой в зубах. Стоит у электрического рубильника и курит, пристально поглядывая на уходящие в недра парохода рукава. Его задача - вовремя вырубить электропитание, чтобы не перегрузить судно. А оно уже и так еле еле выглядывает из воды. В этот момент к негру подходит какой-то придурок и отвлекает разговором.  Под тяжестью зерна судно оседает всё сильнее, и вот уже вода начинает перетекать через палубу. Через мгновение над поверхностью воды остаётся только ходовая рубка сухогруза...

На этом месте рассказа один из моих сотрапезников, доверчиво вытаращив глаза, восклицает: -Неужели правда?..  А другой, мгновенно включившись, приходит мне на помощь: -Я, говорит, только что оттуда, докладываю: -Уже и рубка под водой скрылась, только шланги в воду уходят! А негр всё курит и треплется со своим приятелем! 
Я тогда ещё, помнится, подумал - до чего же все люди разные - разная быстрота реакции, разное чувство юмора, разная готовность воспринимать на веру очевидную, казалось бы, ахинею...
 

Попрыгунья-Стрекоза

В то время, как все страны мира, подобно тараканам, медленно и неотвратимо движутся к светлому будущему,  Россия эволюционирует скачками. Как кузнечик. Не кенгуру, не заяц, а именно кузнечик. Скаканёт всех дальше и замрёт надолго на солнышке. Ни пульсирующей жилки, ни вздымающейся от тяжёлого дыхания груди - ничего не видно под непроницаемым хитиновым панцырем - железный занавес! Жива ли, мертва ли - никто ничего не поймёт. Уж самые дохлые тараканы подтянулись, передовые далеко впереди за горизонтом  скрываются, каак оппяять сиггаанёёт! Всех дальше и красивше. Спринтер на стайерской дистанции. Страна-иноходец. И опять в спячку. Если бы не соседи-тараканы, так бы и спала, красавица. Да и медведями, видимо, нарекли нас не столько за размеры и силу, сколько за способность впадать в спячку.

И все внутренние органы страны-кузнечика тоже скачками работают. Спят, спят сколько могут, а потом вдруг в крик: -Летать не на чем!  Летать некому!  Ну летать-то ещё ладно - что летать, что прыгать - родственные, в общем-то, занятия. А гидроэнергетика? Самый, казалось бы, ламинарный процесс - течение воды, а ведь и здесь скачки. Сорок лет спали, радовались - вечный двигатель изобрели, ремонтировать не надо. Крутится и крутится. Есть не просит. Напротив - всех кормит. А едоков всё больше и больше. Денег не то что на ремонт - на едоков на всех уже не хватает. А вечного нет ничего в природе - покрутился-покрутился пепелац саяно-шушенский на сухую  да и навернулся, а нам-то что делать? Теперь уже сэкономленными на ремонте тридцатью копейками не отделаться, теперь тридцать миллиардов надо где-то выискивать.
 
А тут ещё эти придурки галдят, раздражают: -Летать не на чем!  Летать некому!    -Денег это стоит огромных, а денег нет! Сами, что ли, не видите?
Вот, ввиду отсутствия денег, и выпускают лётные училища по сто лётчиков в год на всю страну. А в лихие девяностые и вовсе никого не выпускали. Думали, что само собой рассосётся, как в гидроэнергетике. В режиме вечный двигатель. Не рассосалось - летать некому. А летать надо. Можно было бы Воздушный Кодекс изменить, иностранцев набрать, но это как азербайджанцев на рынок поторговать пригласить на пару-тройку сезонов, а потом попытаться выкурить их оттуда. Не выкурите, они уже с чиновничеством срослись настолько, что по живому резать надо, а резать нельзя. Только терапевтически.  Наши чиновники любого иностранца совратят - хоть фруктово-овощного, хоть авиационного. Вот и боятся ВК изменять, иностранцев приглашать - сами, мол, справимся! 

А как справляться? Естественно - скачком! Посылают 22-х летнего пацана в Тулузу учиться на А-320. Парень хороший, способный, английский у него великолепный, но через пару недель французы возврашают его обратно - у парня не хватает базовых навыков, пусть год-другой на освоенном типе потренируется, цены ему не будет, а сейчас - рановато. Может им и рановато, а нам - в самый раз! Парня переучивают в Москве и через полтора года вводят командиром. Потому что он оказывается меньшим из зол. Других на левое кресло сажать ещё страшнее. Хотя и этого - страшно.  Процесс этот уже набрал обороты, количество недостаточно подготовленных молодых лётчиков увеличивается, набирая взрывоопасную концентрацию. 

Командиры молодёжных отрядов, в основном это Б-737 и А-320, понимают, что сидят они на электрическом стуле, и запитать этот стул им могут в любую секунду. А могут и не запитать - это как повезёт. Если не повезёт - крайними окажутся они, и они это знают. И лётные директора компаний, в один голос твердившие десять лет, что грядёт дефицит лётчиков, понимают, что тоже окажутся у позорного столба без вины виноватых, а судить и наказывать их будут как раз те чиновники от авиации, которые этих директоров-командиров дальше порога своего кабинета не пускали. 

И ситуацию сегодняшнюю своим  бездействием создали  не лётные директора, а именно авиатрансчиновники, которые этих несчастных директоров в случае чего и сожрут. В общем - решение принято, ответственные назначены, мы в прыжке!  Если, дай бог, повезёт, то через три-четыре года ребята оперятся, и к ним смело можно будет подсаживать малоопытных вторых пилотов. Если не повезёт, то нас ждёт серия выкатываний, посадок с недопустимой перегрузкой и повреждений самолётов. Хотя и второй сценарий я бы назвал умеренно-оптимистическим...