September 30th, 2009

Чип и Дейл спешат на помощь.


Интересную картину наблюдал я как-то раз в Нью Йорке.  На огромной скорости красной фурией несётся по Бродвею сияющая никелем пожарнная машина, затмевая проблеском маяков уличную иллюминацию и утробно изрыгая пароходные сирены, децибельно способные перекрыть  групповой пилотаж тяжёлых истребителей. В этих мегадецибелах буквально растворяется звук страшного удара чугунного под слоем никеля тяжёлого бампера пожарной машины о торчащий на пути багажник по-московски припаркованной легковушки.

Снеся пол-багажника и задвинув то, что осталось от авто на положенное для парковки место, пожарка, словно локомотив, не изменила ни траекторию, ни скорость. След на бампере, наверное, остался, подобно кляксе, которую оставляет попавший в фару или решётку радиатора майский жук.
 
Промелькнувший в поле зрения пожарный расчет похоже даже не сменил темы разговора, привычно не снисходя до проявления хоть каких-то эмоций по никчемному случаю. И мне это... понравилось. Понравилось тем, что помощь людям, гибнущим сейчас в дыму и огне, прёт так неотвратимо мощно, сметая всё на своём пути. Будь то видавший виды ржавый драндулет эмигранта-нелегала или лимузин сенатора или конгресмена.
 
А воспоминания эти навеял мне случай, свидетелем которого я сегодня случайно стал на одной из московских улиц. Внимание моё каким-то дурацким гусиным кряканьем привлекла к себе привычно помаргивающая синим проблеском ментовская машина, за рулём которой вальяжно развалился краснорожий сержант. Вдруг на обочине буквально ниоткуда появляется дурында-старуха, вопросительно-преданно впиваясь взглядом в сержанта. И сержант... тормозит и останавливается, а благодарная старуха неторопясь семенит через дорогу.

Умилиться, да и только. А меня это почему-то просто взбесило. Доколе ещё жить нам бок о бок с соотечественниками-придурками в театре абсурда?  Какого хрена ты, сержант, следуя с включённым спецсигналом по не терпящему отлагательства делу, начинаешь заигрывать с придорожными старухами?   А если никуда не торопишься, какого хрена моргаешь и крякаешь?
Ты, старая дурында, что ты выперлась на дорогу под колёса автомобиля с  мигающими маяками? Что ты уставилась на водилу-сержанта - в надежде, что пропустит тебя красавицу-раскрасавицу? 

Доколе ещё плевать будем на любые правила, превращая друг другу жизнь в кромешный ад?
Как-то сразу захотелось решить эту проблему радикально, по-нашему!  Собрать сотни три презирающих любые правила придурков и отправить их на экскурсию в тот же Нью Йорк. Оставшихся через год вживых десять-пятнадцать человек вернуть домой, и это были бы лучшие пропогандисты здорового образа жизни.

 

Воздушный бой с Боинг-747


Ну-ка, что за перемена?
 То не шутки — бой идет.
 Встал один и бьет с колена
 В пассажирский самолет.
 
вниз
 А. Т. Твардовский, «Кто стрелял?»  

 

                                                                                                                                                                                    Историю эту поведал мне выпускник РВВИАУ им. Алксниса, служивший на дальнем востоке в то время, когда был сбит южнокорейский Боинг. Чтобы не потерять оттенки, пересказываю её от первого лица:

  " ...сразу по прибытии в часть меня на пол-года ставят на должность техника самолёта - набраться опыта, врасти в коллектив.
И вот нахожусь я рядом со своим самолётом, входящем в состав дежурного звена. Прибегает летчик, докладываю ему о готовности самолёта, помогаю забраться в кабину.  Лётчик напяливает шлемофон и сразу делается озадаченным.  Забираюсь по стремянке, смотрю - на нём лица нет - бледный, пот холодный проступил.

 Что, спрашиваю, стряслось?
А он мне:  "Только что передали, что перехват не учебный, а боевой. Двигатели надо запускать, а я ср-ть хочу, терпежа нет. Живот скрутило, понос наверное!"  Давай-ка ты - в кабину, надевай шлемофон, запускай двигатели, а я тем временем - под крыло.  Так мы и поступили, и, сделав своё грязное дело, лётчик вновь занял место в кабине, благополучно вырулил и взлетел. Сбил Боинг, правда, не он, а Осипович с соседнего аэродрома, но история всё-равно запомнилась на всю жизнь. 

Просто представил:
 Ночь. Кромешная тьма.  В небе над Империей Зла - белоснежный красавец-лайнер.  Далеко внизу все пришло в неописуемое движение. В кабине истребителя-перехватчика техник запускает двигатели, а лётчик, тужась под крылом, проигрывает в голове план предстоящего перехвата, устремив в ночное небо прищуренный хищный взор...